Воевал, нефть добывал и на скрипке играл

Имя Михаила Леонидовича Реброва значится на мемориальном комплексе «Бугурусланнефти», городском монументе Славы, в городской Книге Памяти. Воспоминаниями о ветеране войны с читателями газеты делится его дочь Людмила Киреева:
Михаил Ребров 23.08.1937 год

— Ещё когда отмечалась 50-я годовщина Победы, в «Бугурусланской правде» была опубликована фотография нефтяников, на ней был и папа. Читателей газеты просили рассказать о тех, кого они узнали на снимке. Тогда по каким-то причинам я не откликнулась…

Михаил Ребров в нефтяную промышленность пришёл в декабре 1937 года. Был счетоводом в геологоразведывательной конторе треста «Востокнефтестрой». В мае 1938-го его назначили младшим рабочим буровой, в сентябре того же года перевели учеником коллектора, позже работал бурильщиком.

А потом грянула война…

Отец, несмотря на бронь, добился, чтобы его отправили на фронт. В декабре 1943 года доброволец Ребров надел военную форму и не расставался с ней до апреля 1946 года.

Дома воина ждали жена и трое детей — десяти, шести и трёх лет. Младшей была я. Жилось нам, как и многим в то время, очень трудно. Мама после основной работы шла в госпиталь. Во время войны в госпиталях трудились многие жительницы Бугуруслана. Низкий поклон им!

Холод, голод, болезни достались всем в полной мере. Мы очень ждали писем с фронта и с замиранием сердца слушали, как мама их читала нам. Если писем долго не было, перечитывали старые. Некоторые мы знали наизусть.

Труд нефтяника тяжёл даже сейчас, несмотря на современные технологии и технику, а уж во время войны — и говорить нечего. Но никто не роптал. Все — от мала до велика — трудились под лозунгом: «Всё для фронта, всё для победы!» И она пришла. Победа! Хотя и была ребёнком, но хорошо помню тот день. Люди смеялись, пели, плясали, плакали — радость невозможно было передать словами….

Возвращались с фронта бойцы. И часто можно было видеть около домов бугурусланцев накрытые столы — это всей улицей отмечали возвращение солдат. В апреле 1946 года пришла радость и в наш дом. Приехал отец. Он ходил с палочкой, сильно заикался — сказывались последствия ранения и контузии. Старшина Ребров воевал в составе воинских частей Западного и Второго Украинского фронтов. Награждён орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».

Отец очень любил детей. Он видел, как мы соскучились по его ласке, и, как мог, баловал нас. Папа хорошо играл на скрипке, балалайке, гитаре, мандолине. Порой, бывало, сидит задумавшись, потом берёт в руки инструмент и начинает наигрывать. Мы сидим тихо-тихо и наслаждаемся его игрой…

У отца была любимая песня, но, к сожалению, в моей памяти остался лишь один куплет: «Не вейся, ласточка, над морем, // Волну крылом не задевай! //Лети по синему простору //В родимый мой отцовский край!»

По радио я никогда не слышала этой песни. До сих пор жалею, что в своё время так и не обратилась на радио в передачу «Встреча с песней»…

Вернувшись из армии, отдыхал отец недолго. Уже в июле вышел на работу в геологопоисковую контору «Бугурусланнефть» —исполняющим обязанности инженера-геолога. В июле 1948 года он был назначен начальником Мало-Кинельской нефтеразведки, затем — старшим геологом во вновь организованную Асекеевскую нефтеразведку. Но проработал папа там недолго, в августе 1954-го по инвалидности перешёл работать заборщиком глинистого раствора. Отец часто брал меня с собой на буровые. Я узнала, что такое керн, что обозначают цифры на ящиках с керном. До сих пор хорошо помню все уголки нефтяного района, которые в детстве исколесила с отцом.

Михаила Леонидовича очень уважали коллеги. В 60-е годы он был делегатом съезда нефтяников, который проходил в Оренбурге. Неоднократно награждался почётными грамотами. В 1966 году удостоился чести быть занесённым в Книгу Почёта треста.

В июне 1967 года отца торжественно проводили на заслуженный отдых. У нас в доме до сих пор хранятся фужеры, которые ему тогда подарили. 30 мая 1984 года папы не стало…

Много лет проработали в нефтяной промышленности мой отец, брат Геннадий Михайлович и сестра Генриетта Михайловна. Генриетта 28 лет трудилась в геологопоисковой конторе. Затем контору переименовали в геологоразведывательную. Сестра была геологом-самоучкой, но так хорошо знала своё дело, что делилась опытом с дипломированными специалистами.

Цветы отцу…

Нефтяную профессию выбрала и я, только работать мне довелось в тресте «Бугурусланмежрайгаз».

В годы войны наш город называли «вторым Баку». Да, нефти бугурусланские нефтяники добыли много! Поэтому им и было передано на вечное хранение Красное Знамя Государственного Комитета Обороны.

Песня Михаила Блантера «Не вейся, ласточка» была написана в 1944 году во время одной из поездок композитора на фронт. Предлагаем вниманию читателей текст песни военной поры…

Не вейся, ласточка, над морем,

Волну крылом не задевай!

Лети по синему простору

В родимый мой отцовский край!

Лети в Сибирь, в таёжны чащи,

Где не видать тайги конца,

И передай родным нижайший

Поклон советского бойца.

Моей подруженьке поведай,

Что друг сердечный вести ждёт;

Во всех сраженьях и победах

Она в душе его живёт.

Скажи, касатка, тихим водам,

Полям, где расцвела весна:

Сыновней верности народу

Вся жизнь моя посвящена.

И если я лишуся жизни

Среди неведомых полей, —

Умру, как верный сын Отчизны,

С последней думою о ней.

Подготовила Ирина ШЕСТОВА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *