В Бугуруслане завод работает по импортозамещению

Недавно побывала в цехе Лобовского завода графитовых изделий, который был основан братьями – Александром и Владимиром Кирпичёвыми. Бугурусланское предприятие успешно работает на импортозамещение, наращивая производственные мощности.

Из истории завода

Завод графитовых изделий – молодое городское предприятие. Поначалу бизнес братьев Владимира и Александра Кирпичёвых строился на посредничестве и закупках: продукцию заказывали на разных заводах. Но сроки выполнения заказов на заводах-изготовителях порой доходили до 120 дней… Решили:  почему бы не попробовать самим, на месте?

Купили один распиловочный станок. Потом появился станок для подводки медных проводов. Так, шаг за шагом, выросло бугурусланское производство графитовых щёток для электрических машин.

Предприятие существует с 2016 года. Тогда графитовые блоки на заводе не делали, закупали готовые (в Москве, Украине, Китае).

В 2019 году братья Кирпичёвы выкупили смонтированный немецкой компанией «Schunk» и научно-производственным предприятием «Союзкарбон» цех в Краснодаре. Оборудование перевезли в Бугуруслан. Небольшое местное предприятие вышло на новый уровень — стало заводом-изготовителем.

Сейчас ЛЗГИ — завод полного цикла по производству щёток для электродвигателей, располагается в компактном цехе площадью около 1000 квадратных метров.

От кольских ветровиков до аргентинских кораблей

Графитовые щётки используются практически во всех электроприборах: стиральных машинах, пылесосах, дрелях, электробритвах, болгарках. Но завод ориентирован не на дрели и бритвы. Основная сфера применения щёток бугурусланского производства – энергетика (генераторы и турбогенераторы для ТЭЦ, ГЭС, ГРЭС и т. п.), железнодорожный транспорт (тяговые электромоторы). В числе заказчиков ЛЗГИ — ПАО «Т Плюс», ПАО «Интер РАО», группа компаний «Юнипром», Башкирская генерирующая компания, ПАО «Форвард Энерго» (бывший «Фортум») и другие.

Завод работает на топливно-энергетический комплекс, «нефтянку», общепром. Например, в числе недавно выполненных – заказ белорусских железнодорожников. В планах – поставки продукции для железнодорожников российских. Имеющихся площадей уже недостаточно. И завод растёт: строятся дополнительные цеха (для складирования сырья, подготовки смеси, прессования блоков), скоро «приедут» новые станки.

… Когда западные производители решили, что не будут поставлять в Россию продукцию, они, вероятно, надеялись, что российская энергетика не сможет существовать без этого. Но санкции послужили своеобразным стимулом для отечественного производства. Так случилось и с бугурусланским заводом графитовых изделий: сейчас здесь могут изготовить не только то, что производилось в Советском Союзе, но и заменить любую современную щётку, изготовленную за рубежом.

— Изучаем все производственные новинки, в том числе и общемировой опыт. К сожалению, после распада СССР, сфере НИОКР уделялось незаслуженно мало внимания, — считает Владимир Кирпичёв. — Мы стараемся наверстать упущенное, заполнить этот пробел: нашли способ улучшить советские разработки. Изучили  немецкие и французские блоки, провели все измерения, анализ. И сегодня имеем возможность на нашем, полностью российском сырье, производить то, что раньше импортировалось. И это уже даже нельзя назвать аналогом. Наши изделия — самостоятельный продукт, превосходящий некоторые импортные образцы, — считает Владимир Кирпичёв.

Продукция завода востребована не только в России, но и в Беларуси, Казахстане, Киргизии, Армении. Бугурусланские щётки «работают» в Турции, Иране, Африке…  Есть они даже в Южной Америке!

Об этом рассказал директор предприятия Александр Кирпичёв:

— В течение нескольких лет отгружали нашу продукцию в Севастополь. Потом стало интересно, где именно её там применяют. Оказалось, что когда-то СССР поставлял Аргентине корабли, и щётки для них они до сих пор приобретают у нас, в России.

Заказчики сами выходят на бугурусланских производителей. Даже если нет наработок некоторых видов материалов, на заводе не отказываются от заказа, а садятся за чертежи и разрабатывают нужные модификации. Не боятся сложных задач: сейчас здесь идёт разработка щёток для Кольской ветроэлектростанции. Опыта работы с ветровиками у бугурусланских производителей нет, но братья Кирпичёвы считают, что в течение года всё будет сделано, как надо: там, где раньше был импорт, заработает своё, отечественное.

Изобрести и изготовить

Моя экскурсия в цех завода начинается со склада: тут разместились стеллажи с готовой продукцией. Партия щёток, упакованная в коробки, уже готова к отгрузке… Сразу за складом – станки, на которых делают накладки для щёток. Далее, направо – хранилище углеродного сырья различных марок (недроблёной, крупной фракции). В следующем помещении идёт получение нужной мелкой фракции… В итоге всех процессов получается готовый медно-графитовый блок.

— Мы сами дробим сырьё, просеиваем, готовим порошковую смесь в зависимости от марки материала, добавляем связующее, прессуем, отправляем в печи. Потом — распиливание, механическая обработка, подводка проводов, присоединение накладок, наконечников, которые тоже изготавливаем сами, — поясняет Владимир Кирпичёв.

Братья с гордостью демонстрируют мне авторскую разработку, воплощённую в жизнь: полностью роботизированную систему, созданную на основе их собственных чертежей. Аналогов этой производственной линии в России нет. Система сама изготавливает готовую продукцию, заменяя труд пяти человек: осуществляет пропил отверстия в детали, заводит провода, одевает наконечник… Так получается готовая щётка. Производительность системы — полторы тысячи штук за смену.

В завершение экскурсии мне показали небольшую комнатку, которая служит экспериментальной лабораторией.

— Здесь аппараты, которые измеряют сопротивление, твёрдость и другие показатели, а также весы и маленькая печь, для того, чтобы подбирать температурный режим, — поясняет Александр Викторович.

Братья Кирпичёвы продемонстрировали тестовые образцы бугурусланских щёток, которые будут работать на огромных карьерных самосвалах на Михеевском ГОКе, — без них колёса этих гигантов не крутятся…

«Производство — это люди»

Коллектив ЛЗГИ небольшой — 30 человек. Это сложившаяся команда: многие работают в коллективе с самого его основания. Нельзя сказать, что здесь востребованы специалисты какой-то определённой квалификации: всех обучают и переобучают сами. А потому в числе сотрудников представители разных профессий, «от милиционера до инженера».

— Учиться по книжкам – не всегда вариант. На производстве всё нужно потрогать руками, до всего дойти на практике, — считает Александр Викторович, — И любое производство — это прежде всего люди. Всех толковых ребят, молодёжь, которая к нам приходят, стараемся продвигать, повышать зарплату.

Это подтвердил и Руслан Калимов, старший сотрудник и наставник для новичков.

— На заводе работаю шестой год. Мне нравится, что у нас есть движение, какая-то новизна. Нравится работать на производстве, каких не так много в России. В Поволжье, например, нет подобного, ближайшее — в Подмосковье. Нравится и коллектив, и условия работы, — отмечает Руслан.

… «У руля» предприятия — родные братья. Каково это — работать в родственном тандеме? Владимиру и Александру такое сотрудничество по душе. Братья Кирпичёвы вместе в бизнесе уже 16 лет. Они взаимозаменяемы: несмотря на то, что у каждого своя зона ответственности, оба «в теме», каждый знает все аспекты производства. Признаются, что понимают друг друга с полуслова и полностью доверяют. И вообще, одна голова хорошо, а две — лучше! То, что сложно решить одному, вдвоём вполне удаётся: создаётся научный творческий симбиоз. 

Владимир Викторович отметил, что их с братом достижения — заслуга мамы,  Натальи Александровны, которая более 40 лет проработала в школе и папы, Виктора Ивановича, трудившегося на заводе.

— Наш результат — это результат наших родителей, их вклад в наше воспитание, образование. Мы с детства знали, что такое труд: обрабатывали два огорода, три дачи. И потом уже без этого труда не представляли жизнь и знали, что нужно «пахать» круглые сутки, включая выходные… А  наш результат можно будет оценить по нашим детям, — подытожил Владимир Кирпичёв.

Братья считают, что сейчас перед ними стоит задача не какого-то личного обогащения, а цель более высокого порядка — работа на свою страну. Важно заменить те марки и материалы, которые ушли с нашего рынка. Если раньше чего-то не делали — научиться, сделать, разработать! 

— Хотим обогнать тех же французов, — с азартом добавляет Александр Кирпичёв. — Задача сложная, но вполне решаемая!

Юлия Шунцева.